Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Огненная

Оздоровление в санатории «Ерино»

Так случилось, что я впервые в жизни попала в санаторий. Моя тетушка - ветеран войны - получила путевку в собесе, а так как ей положено сопровождающее лицо, и я была свободна от работы, то поехали мы вдвоем.

Санаторий «Ерино» (под Подольском) был построен в 1961 году рядом со скважиной с природной минеральной водой, и принадлежал министерству среднего машиностроения, (так раньше называлась атомная промышленность). Санаторий изначально был закрытый. Сейчас сюда можно купить путевки по цене 1 000 руб. - 2 500 руб. (в день), в зависимости от комфортности номера (обычно 2-х местного). Как философ-самоучка, я тут же принялась наблюдать за здешним контингентом и познавать санаторную жизнь. Collapse )
Огненная

Ваганьковское кладбище. Марта Цифринович.

На днях я опять посетила Ваганьковское кладбище, для улаживания вопроса с документами. Я решала этот вопрос все лето и вчера был успешный финиш. Осенью на кладбище особое настроение, уже нет летнего тепла, дует холодный ветер, под ногами и на могилах лежат пожухлые листья. Совершенно случайно я сейчас читаю рассказы Бунина( вообще-то по наводке Владимира Еремина, который ставит один и рассказов на сцене театра им Вахтангова). И вот в рассказе "Деревня" Бунин дает очень сильно описание деревенского погоста. Я решила привести его здесь, уж больно точно и емко.
"... И Тихон Ильич не спеша пошел среди деревьев и крестов, по аллее, ведущей к старой деревянной церкви... Он шел и глядел по сторонам... Как коротка и бестолкова жизнь! И какой мир и покой вокруг, в этом солнечном затишье, в ограде старого погоста! Горячий ветер проносился по верхушкам светлых деревьев, сквозившим на безоблачном небе, до времени поредевшим от зноя, волновал по камням, памятникам их прозрачную, легкую тень. А когда затихал, жарко пригревало солнце цветы и травы, сладко пели птицы в кустах, в сладкой истоме замирали на горячих дорожках бабочки... На одном кресте Тихон Ильич прочел:

Какие страшные оброки
Смерть собирает от людей!

Но ничего страшного не было вокруг. Он шел, даже как бы с удовольствием замечая, что кладбище растет, что появилось много новых мавзолеев среди тех старинных камней в виде гробов на ножках, тяжких чугунных плит и огромных, грубых и уже гниющих крестов, которыми полно оно. "Скончалась 1819 года Ноября 7 в 5 часов утра" - такие надписи было жутко читать, нехороша смерть на рассвете ненастного осеннего дня, в старом уездном городе! Но рядом светил среди деревьев своей белизной гипсовый ангел с очами, устремленными в небо и на цоколе под ним были выбиты золотые буквы: "Блаженны мертвые, умирающие в господе!" На железном, радужном от непогоды и времени, памятнике какого-то коллежского асессора можно было разобрать стихи:

Царю он честно послужил,
Сердечно ближнего любил,
Был уважаем от людей...

Стихи эти показались Тихону Ильичу лживыми. Но - где правда? Вот в кустах валяется человеческая челюсть, точно сделанная из грязного воска, - все, что осталось от человека... Но все ли? Гниют цветы, ленты, кресты, гробы и кости в земле, - все смерть и тлен! Но шел далее Тихон Ильич и читал: "Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении".
Все надписи трогательно говорили о покое и отдыхе, о нежности, о любви, которой как будто нет и не будет на земле, о той преданности друг другу и покорности богу, о тех горячих упованиях на жизнь будущую и свидание в иной, блаженной стране, которым веришь только здесь, и о том равенстве, что дает только смерть, - те минуты, когда мертвого нищего целуют в уста последним целованием, как брата, сравнивают его с царями и владыками..."



Так как я впервые никуда не спешила, то посетив свои могилки шла глазея по сторонам, и увидела памятник, который появился недавно.



Логика подсказала, что Марта Цифринович, актриса которая работала с куклами. Придя домой полезла в яндекс, а потом на ютуб, и нашла единственную запись актрисы: на Голубом огоньке посвященном 8 марта в 1966 году, она показывала интермедию с куклой Венерой Пустомельской.


Смотрели вместе с племяшкой, которая просила повторить этот отрывок несколько раз, так ей понравилась смешная и иногда нелепая Пустомельская.
Сама Марта Владимировна прожила длинную жизнь, была ученицей Образцова, всю жизнь отдала театру кукол, написала книгу "У кукол все, как у людей", в 90 годах вела передачу на ТВ.
Hе знаю, как получилось, но у меня лично знакомство с актрисой и ее работой произошло так сказать с конца, с изучения ее надгробия на Ваганьковском кладбище.
А из вас, мои друзья, кто-то знает Марту Цифринович?